Глава 1 Биография 3
Обмен учебными материалами


Глава 1 Биография 3



Женщина протянула руку, показала на Марию играющую в пяти метрах с веткой, и сказала: «Совсем не так просто с детьми?»

«Нет, — ответила я вежливо, — но такого я не ожидала». Женщина посмотрела на меня весьма любезно и сказала со спокойной определенностью: «Вы же Пенни Мак-Лин, не правда ли?» Хотя это был вопрос, прозвучало это, как утверждение.

Я была поражена. «Я действительно удивлена, что вы меня узнали, — наконец овладела я собой, — вы вообще не принадлежите к поколению, из которого выходят мои фаны».

Женщина посмотрела на мое закрытое лицо и сказала очень дружелюбно, но почти заклинающим голосом: «Но кто же не знает вас, госпожа Мак-Лин? Мы знаем вас все».

«Но я же так давно ничего не делаю на общественном поприще», попыталась я уклониться.

Опять этот заклинающий тон: «Но, госпожа Мак-Лин, вы уже давно на телевидении и в таком количестве газет, вас знает каждый». На этот раз мой протест был более решительным. «Ну, нет, — возразила я, — это было так давно».

Снова ответила женщина: «Но, госпожа Мак-Лин, что значит давно? Вы же делаете важные вещи, что значит давно?»

Я почти ничего не понимала. О каких важных вещах шла речь? «Всего хорошего», — сказала женщина и мужчина кивнул. Потом они повернулись в сторону, откуда пришли, и начали медленно удаляться.

Я смотрела им вслед, может быть, пять секунд, Женщина протянула руку, показала на Марию играющую в пяти метрах с веткой, и сказала: «Совсем не так просто с детьми?»

«Нет, — ответила я вежливо, — но такого я не ожидала». Женщина посмотрела на меня весьма любезно и сказала со спокойной определенностью: «Вы же Пенни Мак-Лин, не правда ли?» Хотя это был вопрос, прозвучало это, как утверждение.

Я была поражена. «Я действительно удивлена, что вы меня узнали, — наконец овладела я собой, — вы вообще не принадлежите к поколению, из которого выходят мои фаны».

Женщина посмотрела на мое закрытое лицо и сказала очень дружелюбно, но почти заклинающим голосом: «Но кто же не знает вас, госпожа Мак-Лин? Мы знаем вас все».

«Но я же так давно ничего не делаю на общественном поприще», попыталась я уклониться.

Опять этот заклинающий тон: «Но, госпожа Мак-Лин, вы уже давно на телевидении и в таком количестве газет, вас знает каждый». На этот раз мой протест был более решительным. «Ну, нет, — возразила я, — это было так давно».

Снова ответила женщина: «Но, госпожа Мак-Лин, что значит давно? Вы же делаете важные вещи, что значит давно?»

Я почти ничего не понимала. О каких важных вещах шла речь? «Всего хорошего», — сказала женщина и мужчина кивнул. Потом они повернулись в сторону, откуда пришли, и начали медленно удаляться.



Я смотрела им вслед, может быть, пять секунд, потом повернулась к Марии и позвала ее. Она прибежала сразу же. Все заняло не более, пятнадцати секунд. Я взяла дочь за руку и пошла в том направлении, что и та пара. Только никакой пары не было! Я оставила ребенка стоять и пробежала туда и обратно сотню метров. Во всем парке никого не было.

Наконец я поняла. Это мне! Я, которая всегда утверждала: «Я узнаю духовное существо сейчас же и везде!» Я не заметила ничего, абсолютно ничего. Только теперь я вспомнила, что они слишком легко были одеты. Я разозлилась из-за моей собственной глупости. Снова и снова приходила я на то место, где встретила их. Но увы...

Полтора месяца спустя я начала писать свою книгу «Аделина и четвертое измерение». Я создавала ее без корректуры до последней строчки, без обдумывания фабулы, без персонажей. Иногда возникали лица, о которых я спрашивала себя: что они ищут в этой истории? Иногда мне немного позже становилась ясна их роль. Я не знала, как эта история закончится. А закончилась она тщательно подготовленным финалом. Только его никто не создавал.

Когда треть книги была готова, я начала искать издателя и сразу нашла его. Это подтверждение воодушевило меня. В невероятно короткое время я закончила роман к апрелю 1987 года, Разочарование шло по пятам. Хотя издатель был тоже воодушевлен моей пунктуальностью, он не хотел ничего платить.

Рудольф Штайнер среди многих других важных вещей сообщил мне следующее: «Как что-нибудь начинаешь, так и будешь заканчивать. Научись правильно определять признаки начала, тогда ты не будешь разочаровываться в конце».

У меня была постоянная работа, и я воспринимала как должное, что мне постоянно платят. Издатель, который поступал так, как будто делал мне одолжение, был для меня неприемлем. Я взяла обратно мою книгу. Ангел-хранитель показал себя исключительно дружелюбным и заверил меня, что в августе у меня будет издатель. Между тем наступил конец июля и ничего не произошло.

Однажды в десять утра зазвонил телефон и моя подруга, известная мюнхенская актриса, включилась в разговор почти вокально.

«Пенни, — крикнула она, — я стою на кухне, и вдруг кто-то говорит совершенно ясно рядом со мной, что ты должна отдать свою книгу в издательство ERD. Ты знаешь издательство ERD?» «Нет, — сказала я, — никогда не слышала».

Я вызвала своего агента и спросила ее. Она тоже не знала агентства ERD. К счастью, имеются профессиональные справочники. Через месяц, в августе, ERD купило у меня книгу. Лукас снова был прав и победил. И моя подруга была воодушевлена тем, как хорошо функционировали ее ангелы -хранители.

Однажды она пришла в гости и рассказала мне одну из самых трогательных историй, какие я только когда-либо слышала. Одна женщина, имевшая такое же представление об эзотерике, какое мы все о сименсовской компьютерной сети, открыла однажды лежащую рядом книгу и узнала о существовании ангелов-хранителей. С этого же дня шина постаралась установить контакт со своим ангелом-хранителем и получила его с первого раза в остановившемся лифте. Очень ясными указаниями он привел женщину к тому, чтобы за счет совершенно необычного включения кнопок запустить снова в работу неисправный лифт. Женщина рассказывала: «Я сказала ему, что, так как он мне так хорошо помогает, он должен иметь имя. Я буду звать его Вилли. Как ты думаешь, оно ему понравится?»

«Безусловно», — сказала моя подруга. Истории о Вилли продолжались бесконечно, но здесь речь идет не о беседах с ангелами-хранителями, а о многообразных возможностях их найти. Несколько дней назад меня посетила Карна Захариас — журналистка и автор книг, и мы говорили с ней об ангелах-хранителях. Пережитое Карной в этом отношении схоже с тем, что я пережила сама. В юности Карна плохо жила с нелюбящей мачехой. Непонимание дошло однажды до того, что мачеха выкрикнула: «Когда ты только уберешься?» Карна была в отчаянии и решилась на непоправимое. Она пошла в квартиру своего отца и взяла бритву, твердо намереваясь покончить с жизнью. Она только приложила лезвие к артерии, как во входную дверь позвонили. Карна спрятала бритву и открыла. Перед ней стоял крупный, массивный мужчина в одежде рабочего, который держал в руках мерную линейку и блок. «Добрый день, — пробормотал он, - вот и я».

Карна была сбита с толку. «Что вы хотите?» — спросила она. «Я должен обмерить квартиру для новой встроенной мебели, которую заказал ваш отец», — объяснил мужчина и направился к двери. С педантичной точностью он начал обмерять сантиметр за сантиметром всю квартиру. Не был пропущен ни один уголок, ни одна дверная рама. Вся процедура продолжалась около часа, потом он исчез так же неожиданно, как и появился.

Но за этот час решимость Карны покончить с жизнью так пошатнулась, что у нее уже не было больше сил и мужества еще раз взять бритву в руки. К вечеру явился отец. Карна спросила его, что это за новая мебель, которую он заказал. Сначала он вообще не понял, о чем идет речь. Оказалось, что он не только не приглашал этого рабочего, но и мебель нигде не заказывал. Тогда Карна поняла. Для нее речь шла не о мебели, а о ее жизни.

Я много думала об этой истории, потому что имелось две возможности объяснить происшедшее. Первое: был использован настоящий рабочий, потому что мужчина уже после короткого времени не мог объяснить, как он так мог перепутать номера домов.

Или второе: один из ее ангелов-хранителей временно материализовался, то есть за счет уплотнения энергии кратковременно принял облик рабочего.

Различные учреждения, по-видимому, не очень охотно услышат об этом, но в Лурде и Фатиме работают с такими же трюками. Чтобы помочь, нужно работать с образами, которые оказывают соответствующее действие. Доказательством является то, что при этом передается информация, которая вполне соответствует их потребностям. Ни один человек в Испании или Франции не пошевельнул бы даже пальцем, если бы детям явилась нормальная женщина. Она должна была появиться в такой форме, чтобы дети доверились ей и -могли ее идентифицировать. Форма, в которой она появлялась, могла уже тогда наблюдаться в любом католическом доме в более или менее дорогих рамках картин: прекрасная дама в длинном платье с младенцем на руках. Как концентрированно работает энергия в этих случаях, показывают знаменитые чудеса: сенсационные солнечные демонстрации Фатимы, а также возникновение источника в Лурде. Менее приятное сопровождающее явление при использовании гиперэнергии было то, что длительно вовлеченные лица очень плохо переносили ее. Они умирали в короткое время или тяжело заболевали.

Эта цена могла бы быть умеренной, если бы Церковь оказывала Посланию уважение, которого оно заслуживало. К сожалению, церковь так относилась к этой помогающей форме духа, как будто она не совсем правильно оценивает политику Ватикана. Критика или недооценка были непривычны этой институции, и она не желает их одобрять.

До сего дня известно только, что Папа побледнел, когда читал Послание. Что же прогнало краску со щек высокопоставленного господина, известно только из отрывочных репортажей. Однако богатство находящейся в космосе энергии — безразлично в каких формах — заставляет меня всегда надеяться. Не без оснований, как показывает история Карны.

Прежде чем я попытаюсь во второй части книги объяснить связи между космической энергией и ангелами-хранителями, хочу воспользоваться еще одним событием, которое произошло у меня дома. В один прекрасный вечер в апреле 1988 года в мою квартиру пришел шеф одной большой мюнхенской фирмы, агентства печати, чтобы сделать фотографии для французской газеты. Я показала ему все свое владение, и он, как основательный человек, захотел осмотреть также каморку для веников. Так как я ничего в этом непривлекательном месте не прятала, я без всякой задней мысли пустила его туда и включила свет, чтобы он смог основательно осмотреть и мои веники.

Вдруг журналист издал возглас удивления и с почтительным страхом приблизился к углу комнаты, где я хранила мои средства для чистки.

«О! — воскликнул он возбужденно. — Тиролец из восемнадцатого столетия. Почему он здесь стоит?»

«Потому что другого места нет», — сказала я и мягко пригласила его покинуть ужасную тесноту.

Потом мы прилежно работали в течение трех часов и после этого попрощались с обычными выражениями прошлого, настоящего и, прежде всего, будущего уважения.

Прошли недели. Я должна была отдать мое авто в мастерскую. Предварительная смета была очень большой. Передо мной стоял выбор: или автомобиль в мусоросборник или деньги на стол. К сожалению, налицо были только стол и мусоросборник. А без автомобиля я в своей тройной функции — главы дома, певицы и писателя — быстро пошла бы на дно.

Я провела кризисный сеанс со своими ангелами-хранителями в одиннадцать часов ночи. Я ни минуты не сомневалась в том, что любой нормальный человек, который присутствовал бы при этом, усомнился бы в моем душевном здоровье, и, несмотря на это я могу рекомендовать мой рецепт для кризисов каждому.

Чтобы быть краткой, могу сказать, что я призвала моих ангелов-хранителей. Я сказала, что полна понимания полного отсутствия у них интереса к пошлой светской маммоне, но мне это пренебрежение сейчас будет стоить моей машины и последних нервов. Мне необходимо до тринадцати часов завтрашнего дня иметь 4000 марок и ни одним пфеннигом меньше—без всякого внимания к отсутствующему чувству времени у моих собеседников. Я бессвязно высказала еще некоторые подходящие к случаю жалобы и закончила собрание. Редко я встречала такую тишину, как в этот поздний час.

На следующий день зазвонил телефон. Упомянутый выше шеф агентства представился и говорил сначала о погоде, моем самочувствии («спасибо, хорошо»), своем самочувствии («так же самое лучшее»), положении нации в общем («не так хорошо»), а затем пошло следующее.

Он с того времени в апреле все думает о том прекрасном, бедном крестьянском шкафе, который влачит совершенно неприличное существование в моей каморке для веников. Вздох понимания пронесся через мой напряженно слушающий мозг.

— «Хочешь его иметь? — спросила его я.

Глубокий вздох раздался с той стороны трубки.

— Столько он может стоить?

Я хотела это услышать именно от него и задала ему встречный вопрос:

— Скажи, что бы ты заплатил за него добровольно?

Я считалась с торговлей, с возможностью доклада про плохие времена, предстоящую летнюю дыру, рост цен на бензин. Ничего подобного! Ответ был, как выстрел из пистолета: "Я даю тебе 4000 марок».

У меня был приступ смеха. Добряк не понял моей радости и заверил меня, что он, конечно, знает, что этот великолепный экземпляр намного ценнее, но плохие времена и повышение цен на бензин не дают ему поднять цену выше обозначенной суммы.

Я гарантировала ему понимание и транспорт, и в тот же день он был счастливым владельцем тирольского крестьянского шкафа, а я — чека на 4000.

Это был единственный раз, когда я напрямую столкнула моих потусторонних с финансовыми проблемами и я была уверена, что это был последний раз. «Они» поняли.

Этой историей я могла бы закончить рассказ о пережитом мной лично, однако не без того, чтобы вынести за скобки одну, возможно (определенно!) дискуссионную тему. Телепатия. Этот феномен играет другую роль и каждый из нас это уже пережил. Это — «быть на той же длине волны» с кем-либо, входить в мысленную энергию другого. Это является совершенно нормальной, воспроизводимой, тренируемой функцией правой половины головного мозга каждого человека.

Но процесс, естественно, обратим. Мы являемся одновременно передатчиками и приемниками. До этого момента то, что я говорю, одобряется также наукой. Меньше мыслей посвящено потребности в защите нашего самого чувствительного органа — мозга.

Я хочу сделать к этой теме только одно, совсем короткое дополнение. Мы все знаем, что такое промывка мозгов. Наиболее ясное определение — это насильственное воздействие на ментальность при помощи аудиовизуальных, психотеррористичсских практик внушения. Чем дальше, тем лучше. Но это все функционирует и без аудиовидения.

Много лет назад я продемонстрировала это неприятным образом модератору Райнеру Хольбе. Райнер Хольбе — выдающийся, исключительно дисциплинированный иконцентрированный ора тор, которого ничто не может вывести из состояния спокойствия.

Я пришла для интервью на радио «Люксембург» и в первый раз — к Райнеру Хольбе. Мы довольно быстро выяснили, что оба интересуемся эзотерическими темами. И так он решился на эксперимент. Я сообщила ему, что в течение его последующего трехминутного текста создам такой мощный противоимпульс, что он не сможет больше радоваться своей жизни диктора. Райнер, который меня тогда еще не знал и со всей этой тематикой был еще не так знаком, как сейчас, высмеял меня и начал говорить свой текст. Чтобы предупредить: я никогда этого не делала и тогда решила проделать единственным образом, который разрешен между ответственно обходящимися друг с другом людьми — с предварительным текстом. Райнер выступил как начинающий — потерял нить и способность формулировать, и только его невероятная рутина позволила ему уйти от тотального поражения.

Позже мы часто смеялись над этим экспериментом. Это — доказательство того, что мы должны безусловно учиться обходиться с нашим мозгом спокойно, что для обращения с духовной энергией — читай духовными существами — сознательного и несознательного типа является невероятно важным. Ни один человек не подставит свое тело под экстремальные жару, холод, вредные химические воздействия и так далее. Нашему мозгу» однако, мы угрожаем таким образом ежедневно и бездумно.

Глава 2 Путь

Для нас должно быть ясно, что наш че­ловеческий мозг не может познать кос­мические связи, квинтэссенцию правды, совершенства. Поэтому все, что мы мо­жем предложить, есть только мысленная модель. Какой бы логичной или гениальной ни казалась иногда наша мысленная мо­дель, в действительности она является лишь частичкой, предположением об уни­версальном знании.

Эта глава поможет вам раскрыть и закрепить способности, которые облегчат вам установление контакта с вашим ангелом-хранителем. Мы нахо­димся на этой планете Земля, на звезде, которая принадлежит к планетам обучения в нашем классе. В то время как мы здесь инкарнируемся, мы одоб­ряем условия этой школы, поскольку эта инкарна­ция — становление родившимся — была нашим собственным выбором, нашим собственным реше­нием. Учебная программа этой так называемой Зем­ли содержит полное понимание полярности, проти­воречивости. Программа, которая по богатству сво­его объема не превзойдена никакой другой планетой. Одна-единственная инкарнация никогда не мо­жет состояться, чтобы присвоить себе потребные знания, необходимую информацию. Таким обра­зом, мы будем так долго выбирать эту планету, как место нашего обучения, пока мы не достиг­нем такой зрелости, что будем способны инкарнироваться в другом месте и в другой форме. Мы, в нашей земной инкарнации, получили материальное тело, мозг которого приспособлен к условиям
и требованиям этой жизни. Эти требования касаются прежде всего полярностей, например, день—ночь, горячо—холодно, мягкий—твердый, добрый—злой, здоровый—больной, внешний—внутренний, муж-чина-женщина и так далее. Наш мозг состоит также из двух половин, так называемых гемисфер. Правой половине принадлежат интуиция, чувствен-
ное схватывание и понимание, левой половине — рацио, разум. Говорят также, что правая половина
большого мозга — это женская Инь-половина; левая, мужская, — Ян половина. Эти понятия — Инь и Ян происходят из китайской философии, которая обозначает пра-пра-начало кругом, который делится на светлую (Ян) половину и темную (Инь) половину.

Рис. 1. Ян и Инь

Этот знак — гениальное графическое изображение мира противоречий. Из конфигурации человеческого вытекает преимущество правого полушария мозга, а в связи с этим и женского рода для интуитивных, сенситивных и спирити­ческих восприятий. Мужчины только тогда полу­чают доступ к нематериальному миру, когда они добьются того, чтобы не переоценивать своего об­ращения с материальными вещами, к чему скло­нен их пол. Точно так же возможно и обратное: у женщин их прирожденная интуиция утрачивается под чрезмерным действием чистого рассудочного мышления.

Основным является то, что мужчины свое ин­туитивное мышление должны выработать, в то время как женщины — учиться правильно его применять. Цель усилий обоих — равномерное, взвешенное применение полушарий мозга, так называемое андрогинное мышление. Из неспособ­ности такого билатерального применения возника­ет больше всего если не все — непонимания меж­ду мужчиной и женщиной, но также и гигантские силы притяжения между обоими полами.

Что женщины намного чаще, чем мужчины, сознают, что находятся под невидимым руковод­ством, — это я могу подтвердить своими интен­сивными опросами, проводившимися в течение Двадцати лет; при этом большинство женщин де­лает одну и ту же мыслительную ошибку, о кото­рой я знаю из своей юности.

Они верят, что все, что они думают, подозревают, предчувствуют, — это достижение их собственного мышления. То, что большинство позитивных результатов является плодом интенсивной «командной» работы, бросается в глаза лит меньшинству. Меня всегда неприятно затрагивает когда кто-нибудь демонстрирует или выставляет для похвалы свое изобретение или открытие. Учи­тывая, что на этой Земле любое провозглашаемое людьми знание черпается из огромного космичес­кого океана всеобщего знания, даже присуждение Нобелевской премии вызывает чувство неловко­сти. Лауреат ничего не изобрел. Чего он действительно достиг, так это сделал свой мозг настолько чувствительным, что соответствующее знание очень большой помощью может быть в него инфильтровано.

Я не могу знать, какие высокие умы исходили потом и кровью, чтобы довести господина Эдисо­на, господина Рентгена или даже господина Клитцинга так далеко, чтобы могли появиться извест­ные конечные результаты. Все внимание — дости­жениям в работе и тренировке, но не открытию; оно состоялось раньше. Если принять во внима­ние, что на других планетах уже столетия свобод­но (и вместе с тем ответственно) обращаются с гипер-энергией, то всякое стучание себя в грудь по поводу «Конкорда» или лунной ракеты просто постыдно. Но это человеческое высокомерие вы­текает из его невежества.

Чем более знающим был ученый, тем яснее он должен был сознавать: «Я знаю, что ничего не знаю», или, другими словами, «я ради передат­чик».

Это признание уже создает основу для того, чтобы научиться общаться с ангелами-хранителями или потусторонней разумностью. Дальнейшей основой является заботливое школьное образование с интеллигентностью и симпатией. Чем больше основные знания, чем гибче привык рабо­тать мозг, тем легче может быть передано новое знание. Чем больше заботятся об умственном ка­честве, тем элитарнее будет персональный защит­ник. Противоположное также может случиться, и если быть честной, то случалось со мной.

В течение моей учебы, а также в начале моей карьеры у меня был очень остро реагирующий на все ангел-хранитель. Когда я во время моей карь­еры допустила выравнивание и даже опошление моих знаний (а тщеславие и удобность тоже ложь), он однажды наотрез отказал мне в доверии. Это длилось семь лет, и потребовались беседы по­средника, чтобы я обрела его доверие снова. Ког­да он отказался сотрудничать со мной, все мои ангелы-хранители дрогнули. Воздействие на мою жизненную программу было оказано разрушитель­ное.

К этому времени я узнала не только важность, но и опасность позитивного мышления. Важность – потому что позитивная мыслительная энергия явля­ется катализатором притока потусторонней эне­ргии. Опасность — потому, что односторонняя по­зитивная энергия ведет к инертности. Ничто и никто не может освободить нас от дуального ха­рактера нашей Земли, который также отражается и должен отражаться в нашем мышлении. Мы живем под воздействием смеси позитивных и негативных мыслительных энергий, кроме того, для нас, приближающихся к веку Водолея, пора по­кончить с малодушными мыслительными схемами «хорошо—хорошо», «плохо—плохо».

Сила, которая хочет и может создавать вместо злого хорошее, имеет, как заметил Гёте, нечто со­зидательное. Это — способность правильного об­ращения с обеими видами мыслительной энергии, которая должна научиться не пренебрегать одной из своих половин — негативной. Ничего не помо­жет людям, занятым полировкой одной стороны медали, в то время другая сторона существует и взывает к вниманию.

Книга с названием «Искусство единого мыш­ления» давно должна быть написана.

Слишком поздно — и тем болезненнее — я научилась тому, что позитивное мышление ни в коем случае не может быть схемой восприятия, жестко запрограммированной на дружески-беспро­блемное человеческое обращение со встроенными гарантиями здоровья и успеха. Эта схема, приме­ненная односторонне, действует, как бумеранг.

Один краткий пример этому: однажды на сеанс пришла дама среднего возраста, которая уже не­сколько месяцев использовала всю свою энергию, чтобы с помощью позитивного мышления повли­ять на свои финансовые трудности. Исследование путей ее судьбы показало, что ее теперешняя ин­карнация была выбрана для того, чтобы через ог­раничения приумножить недостающие ценности опыта. Гротескным образом она, из-за своей кон­центрации на улучшении своего положения, ис­портила свою судьбу.

Об этом парадоксе мне было сказано во время моих занятий в городской библиотеке, когда я го­товилась обрушиться на соответствующее произве­дение позитивного мышления. Редкий случай, когда тот, кто давал мне разъяснения, был тем же, кто помогал мне при починке машины Имми, так что моя теория, что ангелы-хранители работают выборочно, была глубоко потрясена.

Его обвинительная речь против исключитель­ного применения позитивного мышления и вос­приятия, противоречащего судьбе, была полна ли­тературного блеска. Позже он всегда включался, когда дело было связано со стихами, но также и при починке моего автоответчика, который я, бла­годаря этому, починила без проблем.

Несмотря на это, только один раз в моей жиз­ни пару лет все шло то вверх, то вниз, потому что — по описанным выше причинам — ангелы-хра­нители дистанцировались от меня. Для меня в этом движении назад было нечто хорошее. Я по­няла на этом пути построение иерархии, значение которой Рудольф Штайнер постоянно подчеркивал и которое я тогда еще не могла понять.

Система относительно проста: сначала нужно признать, что человек на этой Земле является го­стем, посетителем. Он не первоначальный обита­тель Земли; таковыми являются только минералы, растения и животные, то есть группа материализо­ванных форм энергии, которые созданы, но не могу сами создавать; таким образом это формы, относящиеся к группе без индивидуального характера.

Этой тройной группе противостоит группа ан­гелов-хранителей и помощников таких, как херувимы и серафимы, так называемые господа второй группы, а в итоге — совершенная всеведущая сверхсила. Связующим звеном между первой и второй группами служит человек, который, с од­ной стороны, был создан материально, а с другой — сам может создавать, может быть творцом. А благодаря своей индивидуальности и способности к обучению он может работать с нематериаль­ной группой.

Внутри этой нематериальной группы имеется еще большее количество иерархических ступеней, которые я здесь не могу обсуждать подробнее.

Кто хотел бы получить информацию о масшта­бах духовного царства, тому я рекомендовала бы книгу Франца Бурдона о магической эвокации. Приведенные там принадлежащие к различней­шим сферам духи составляют, по-видимому, мил­лионную часть всех имеющихся.

Франц Бурдон описал в своем произведении те существа, с которыми он, благодаря своей зрело­сти, мог и должен был встречаться.

В этой книге особенно убедительно демонстри­руется, в какой мере собственная зрелость и каче­ство души являются предпосылкой для обращения с существами из высших сфер. Тот, кто не рабо­тает интенсивно над совершенствованием, не смо­жет ничего создать, не говоря уже о том, чтобы перейти под защиту высших духов. Сначала, одна ко, нас должно интересовать, с какими нематериальными силами мы хотим вступить в связь и как это сделать.

Первым условием для сознательной коопера­тивной работы с потусторонними существами яв­ляется знание, что они действительно существуют. Вы убедитесь, что, чем интенсивнее вы будете ис­кать доказательства этой не признанной наукой теории, тем интенсивнее они будут проявляться, феномен связи поисков и находок играет, впро­чем, роль и во многих других областях, и, навер­ное, вы уже пережили это сами на себе.

Представим себе, что вы решили провести от­дых в Египте и, поскольку вы хотите не только жариться под солнцем, но и пополнить свое об­разование, вы решили также взять с собой литера­туру о пирамидах.

Ваш интерес усиливается благодаря чтению. Вы хотите больше узнать, чтобы проникнуть в тайну. Произойдет следующее: вы сядете в трамвае перед кем-то, кто говорит со своим соседом о пи­рамидах; в приемной вашего зубного врача будет лежать газета, которую вы возьмете в руки, и в которой будет статья о пирамидах, а вечером вы включите свой телевизор как раз в тот момент, когда археолог говорит о сфинксах.

Суть в том, что эти процессы происходят вокруг вас, даже если вы ни в малейшей мере не интересуетесь пирамидами и поэтому абсолютно не реагируете на них. Однако теперь вам, как Ищущему, все ваше окружение кажется вдруг больше, чем одним-единственным информатором. И так происходит со всеми вещами, которые ищут. Кажется, что появились специальные антенны и все и каждый только и ждут, чтобы мере эти антенны передать вам, наконец, свое знание Эта только вначале ошеломляющая функция широком смысле должна также иметь дело с по­зитивным мышлением.

Теперь, касаясь позитивного мышления, я хо­тела бы попросить вас о чем-то, что, очевидно будет непросто сделать, если вы до сих пор при­выкли пользоваться обычной формой позитивного мышления. Я хотела бы, чтобы вы с этого момен­та понятие «позитивное мышление» заменили на понятие «оптимальное восприятие». Эта форма выражения содержит икс-кратно больше энергии, чем обычные выражения для позитивных понятий представления и выражения.

Предпосылкой для того, чтобы действительно суметь обращаться с оптимальным восприятием, является знание программы, предназначенной вам судьбой, а также возможностей, которые будут предоставлены вам в течение вашей жизни. Нет никакого смысла предаваться желаниям, которые лежат вне вашей программы. Я уже перед этим подчеркивала и хочу еще раз сказать очень на­стойчиво: будьте осторожны с вашими желаниями и интенсивностью, с которой вы хотите превра­тить ваши желания в действительность.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная